Фейвели
© Domaine Faiveley

Домейн Фейвели и богатства Бургундии

Женщина у руля одного из ведущих продюсеров Бургундии, Ив Фейвели, рассказывает о традициях в эпоху перемен. Авторизованный перевод статьи Tom Hyland (с) на сайте Wine Searcher. Это интервью Ив Фейвели Тому Хайленду было опубликовано в канун Международного Женского дня.

© Domaine Faiveley
Справка Википедии

Домейн Фейвели — Domaine Faiveley — винодельня в Бургундии, Франция. Дом, или вернее поместье, находится в бургундском субрегионе Нюи-Сен-Жорж. Основана в 1825 году. Фейвели работают и со своим виноградом, и как негоциант. То есть производят вина из винограда соседей и других виноградарей. Хотя этот вид деятельности имеет существенно меньший объем, чем производство вина с собственных виноградников. Их имя произносят Фейвели или можно произносить также Фейвли.

© Domaine Faiveley

Фейвели — один из крупнейших владельцев виноградников в Бургундии. Их виноградники в регионе занимают площадь 120 гектаров. Из них 10га классифицированные виноградники гранд крю:

В Кот-де-Нюи:

  • Chambertin-Clos de Bèze — Шамбертен-Кло-де-Без
  • Mazis-Chambertin — Мази-Шамбертен
  • Latricières-Chambertin — Латрисьер-Шамбертен
  • Musigny — Мюзиньи
  • Clos de Vougeot — Кло-де-Вужо
  • Echezeaux — Эшезо

 

В Кот-де-Бон:

  • Corton — Кортон
  • Corton-Charlemagne — Кортон-Шарлемань
  • Bâtard-Montrachet — Батар-Монраше
  • Bienvenues-Bâtard-Montrachet — Бьенвеню-Батар-Монраше

 

Кроме этого, естественно, они владеют значительный количеством виноградников Premier (1er) Cru и village, коммунальных, в Кот-де-Нюи, Кот-де-Бон и Кот-Шалонез. Кроме традиционных бургундских вин из пино нуар и шардоне они производят некоторое количество алиготе в Кот-Шалонез. Следует отметить, что как это принято в Бургундии, их участки виноградников фрагментированы, ни один из них не превышает 1га.

© Domaine Faiveley

Интерес представляет и список их монополей.

  • В Кот-де-Нюи: Gevrey-Chambertin 1er Cru Clos des Issarts
  • Кот-де-Бон: Corton Clos des Cortons Faiveley и Beaune 1er Cru Clos de l’Ecu
  • В Кот-Шалонез: Mercurey 1er Cru Clos des Myglands (красный), Mercurey Les Mauvarennes (красный и белый), La Framboisière (красный), Clos Rond (красный) и Clos Rochette (белый)

Отметим в заключение, что их вино уже несколько лет успешно принимает участие в наших групповых покупках. В клубе пользуются большой популярностью и входное вино пино нуар апеласьона Бургундия, и виллаж Меркури. Не говоря уже о легендарном виллаже Жевре-Шамбертен и премьер крю монополии Mercurey 1er Cru Clos des Myglands. Еще у нас в портфолио есть Gevrey-Chambertin 1er Cru Les Cazetiers.

© Domaine Faiveley
Визитная карточка домейна

Винодельня домейн Фейвели — один из крупнейших и наиболее прославленных доменов в Бургундии. Репутацию свою они заслужили благодаря красным винам. Естественно, изготовленным из винограда сорта пино нуар.

Основал винодельню в 1825 году в деревне Нюи-Сен-Жорж Жозеф Фейвели. Известно, что Жозеф был виноторговцем и большим любителем путешествовать.

Оживленная торговля между Бургундией и Северной Европой началась примерно в начале 19 века. Развивалась она в основном вдоль рек и каналов, соединяющих эти регионы. По дорогам, протянувшимся вдоль водных путей, и ходили купцы из Бургундии, чтобы обменивать вина на ткани.

Джозеф Фейвели и был одним из этих торговцев, что представили миру бургундское вино.

Сегодня домом управляют представители седьмого поколения семьи — Эрван Фейвели и его сестра Ив. За это время домейн конечно расширил свое присутствие в Кот-де-Бон и владеет виноградниками по всему Кот-де-Нюи, Кот-Шалонез и даже Шабли.

Стиль работы команды виноделов Фейвели принято называть как «традиционное виноделие в современной интерпретации». Например, они используют современные горизонтальные пневматические прессы. А также изготовленные по индивидуальному заказу большие деревянные бочки-чаны. Все это сочетается с длительной выдержкой вин в глубоких погребах XIX века. В результате они производят глубокие и насыщенные красные вина, с большим потенциалом выдержки.

© Domaine Faiveley
Интервью

Ив Фейвели, Eve Faiveley, первая дочка в семье за все 7 поколений. Ее старший брат Эрван взял управление домейном в 2005 году, заменив их отца Француа. Ив присоединилась к управлению семейным бизнесом в 2014 году. Она пришла с опытом нескольких лет работы в косметической промышленности в Париже. Сначала Ив отвечала за экспортные операции, а в последние два года она взяла на себя и французский рынок.

Eve Faiveley © Domaine Faiveley

Недавно она дала это интервью. Сотрудники сайта Wine-Searcher хотели больше узнать о ее работе. Также об изменениях, произошедших на винодельне за последние годы. Ив поделилась и своими мыслями о последних бургундских винтажах. И кроме того, о концепции ценообразования некоторых вин, из самых популярных в мире.

Вы помните, когда отец впервые позволил вам попробовать вино?

О, точно не помню… Но думаю, это было во время обеда, когда мне было наверное четыре или пять лет. Каждое воскресенье у нас дома был большой обед. И отец тогда открыл Corton-Charlemagne.

Я это помню, потому что это был наш единственный гранд-кру в то время. Я помню, что Кортон-Шарлемань было нашим лучшим вином. Кажется, это стало сюрпризом для того нашего обеда.

Можете рассказать об изменениях в производстве и продаже вин за последние 10-15 лет?

Что касается виноградников, то прежде всего нам удалось приобрести множество новых участков за последние пятнадцать лет.

Мы добавили к нашему портфолио два белых Гран Крю, Бьенвеню-Батар-Монтраше и Батар-Монтраше. И еще два небольших участка в Пулиньи-Монтраше. Мы также воспользовались возможностью приобрести крошечный участок в Мьюсигни (Musigny).

Что же касается производства, мы завершили проект по обновлению двух наших виноделен. Одну в Меркури (Mercurey), где мы производим вина из Кот-Шалонез. А вторая в Нюи-Сен-Жорж, где проходит винификация наших вин из Кот-де-Бон и Кот-де-Нюи. Первый проект, ремонт винодельни в Меркури мы начали в 2013 году. А в самом конце 2015 года мы отремонтировали и нашу винодельню в Нюи-Сен-Жорж.

С точки зрения оборудования мы инвестировали в основном в большие деревянные ёмкости (чаны). Такие, знаете, деревянные [дубовые] ёмкости с регулируемой температурой. И да, у нас теперь гравитационная винификация. То есть все вино перемещается по винодельне самотеком. Без насосов.

Итак, пожалуй, это самые важные изменения.

© Domaine Faiveley
Что вы можете сказать о последних винтажах в Бургундии?

Ну, я уверена, что вы уже слышали, что 2019 год — один из лучших винтажей за последние сто лет. Вообще, эти четыре года подряд, 2019, 2018, 2017 и 2016, были очень спелыми, очень горячими урожаями.

Кстати, 2017 год был очень хорош для белых. Получились очень свежие вина с интенсивными ароматами. На самом деле красные тоже были хорошими в 2017 году, но 2018 и 2019 годы были настолько лучше! Они получились идеальными для красных.

Поэтому я бы рекомендовала оставить у вас на выдержке красные с 2019, 2018 и 2016 годов и белые с 2017.

А была разница между 2018 и 2019 для красных, какие из них будут выдерживаться лучше?

В 2019 году мы собирали урожай в сентябре. Вы знаете, это уже не так уж и обычно для Бургундии. Последние пять лет мы уже привыкли собирать урожай в августе. О чём это говорит? Что 2019 год — год очень свежий, хорошо сбалансированный винтаж. Это по качеству. А вот по количеству производство было очень низким по сравнению с 2018 годом.

Знаете, это можно сравнить с 2009 годом. В 2019, десять лет спустя, красные вина получились очень соблазнительные. Они хорошо сбалансированы и ароматны.

Вина 2018 года, которые были собраны в августе, тоже очень-очень хорошие. Но они менее концентрированные, чем в 2019 году. Оба винтажа очень хороши. Я правда не знаю, насколько низкая урожайность поднимает репутацию вин 2019 года, но оба на самом деле очень хороши.

В последнее время я не пробовала белые вина 2019 года. Поэтому не могу вам о них пока ничего рассказать. Ну, мы делали бочковые дегустации, то есть я пробовала их только из бочек. Из бутылок еще не пробовала. Мы еще не начали их разливать [бутылировать].

© Domaine Faiveley
Колючий вопрос о ценах. Не слишком ли дороги бургундские вина?

Вы можете сравнить Бургундию с доходами людей в мире. В мире становится все больше и больше богатых людей, то же самое и с вином.

Среди коллекционеров по-прежнему пользуются спросом вина Гран Крю. Вы знаете, у этих людей много бутылок. И они хотят новые, поэтому они готовы платить за них совершенно сумасшедшие цены. Итак, спрос растет, а производство — нет. Наоборот, в последние пять лет оно все время снижается.

На самом деле, мы тоже повысили цены в прошлом году. На вина начиная с 2015 года. Просто дело в том, что другие производители в Бургундии тоже повышают цены. Так что, если вы хотите продолжать занимать выгодное положение, вы должны тоже повысить цену. Да, вина Гран Крю пользуются спросом у коллекционеров. С ними проблем нет.

Так что теперь проблема состоит в том, чтобы продавать вина среднего ценового диапазона. Таких как [виллажи] Nuits-Saint-Georges, Gevrey-Chambertin, Chambolle-Musigny. Но и эти вина слишком дороги для тех людей, кто хочет платить не более 20-30 долларов за бутылку.

Смеется: думаю, нам стоит производить только гранд крю и демократичные вина из Кот-Шалонез — так будет проще!

© Domaine Faiveley
Какое у вас распределение продаж на внешнем и внутреннем рынках?

 Сейчас мы экспортируем чуть больше половины, 55% нашей продукции. Это мы продаем за границу. А 45% продаем во Франции. Кстати, это не очень характерно для бургундских производителей. Раньше они продавали 90% своей продукции за границу и 10% внутри страны. В этом отношении мы сильно отличаемся от других.

Мы много продаем во Франции. Мой папа всегда думал, что Франция — один из основных рынков, где мы должны присутствовать. У нас много хороших ресторанов во Франции, и когда туристы приезжают во Францию, они обязательно найдут ваши вина. Так думал папа, и продажа вин во Франции — это еще один способ заработать больше денег.

Это особенно актуально сейчас, потому что продажи за границу снизились. А рестораны, как вы знаете, во Франции закрыты. Кроме еды на вынос. Они закрыты с октября, и до этого еще были два месяца. Итак, в этом году мы ничего не продаем ресторанам во Франции. Но французские потребители заказали много вина напрямую во время карантина. Поэтому в общем у нас почти такой же оборот, как и в прошлом году.

 

Какой у вас бизнес-план сейчас и после пандемии?

Карантин начался год назад в марте. Продажи резко упали с апреля по июнь. Поэтому в июле, когда первый карантин закончился, мы решили открыть небольшой магазин в Нюи-Сен-Жорж. Здесь находится наша основная винодельня. Мы решили продавать вино напрямую. Мы также организовали туры и дегустации на нашей винодельне, чего никогда не делали раньше.

Раньше в наши задачи никогда не входило продавать вина прямо из имения. Но мы решились на это летом 2020, чтобы заработать. И знаете, это сработало! При том, что на самом деле у нас не было много туристов.

Мы сейчас работаем над открытием нормально розничного магазина в Нюи-Сен-Жорж. Он откроется в ближайшее время. И еще мы думаем о будущем и, возможно, займемся и энотуризмом.

Расскажите о ‘Clos des Cortons Faiveley Grand Cru’

Это любимая история моего брата!

Моя семья приобрела этот виноградник в 1874 году. Это один из самых старых апеласьонов, которые у нас есть. Мы купили его как монополь Corton Clos des Cortons Monopole.

В начале XIX века ассоциация Кортона пришла к нашему прадеду Жоржу Фейвели, который был владельцем виноградника в те времена. Оказалось, что они были не очень довольны этим названием, «Кортон Кло де Кортон Монополь». Потому что оно могло означать, что мы — единственные владельцы и производители в Кортон. Из-за слова «монополь».

В общем они попросили нашего прадеда как-то отличить свое вино от других вин Кортона. А он-то не хотел ничего менять, потому что купил его как Corton Clos des Cortons. В конце концов они обратились в суд и через несколько лет убедили его добавить свою фамилию к названию, чтобы отличаться от других Гран Крю Кортона. Таким образом этот виноградника и получил название «Corton Clos des Cortons Faiveley Grand Cru Monopole».

Реально это один из всего двух апеласьонов в названии которых есть частные фамилии. В Бургундии, я имею в виду. Да-да, наряду с Романе-Конти. На практике это означает, что если мы продадим его кому-нибудь, например, Latour, то фамилия в названии останется все равно. Тогда это будет Corton Clos des Cortons Faiveley производства Latour. Обычно в год мы производим с этого гран крю от 17 до 19 тысяч бутылок.

© Domaine Faiveley
А что вы можете сказать об измененияx климата?

Прежде всего, это заметно по датам сбора урожая. Помню, когда я была ребенком, папа собирал урожай в конце сентября — начале октября. А сегодня, теперь, как мы знаем, через 20 или 30 лет, мы начинаем [собирать урожай] на месяц раньше. Кажется, что начиная с 2015 года мы успевали собрать урожай до 10 сентября. И это безумие.

С шардоне, наверное, будет сложнее. Потому что я думаю, что пино нуар лучше способен адаптироваться к изменению климата и к жаркой погоде. Мы видели, что в «горячих» винтажах, за исключением 2017 года, с шардоне было сложнее.

© Domaine Faiveley
Женщина, занимающаяся такой работой, как вы в Бургундии — это исключение из правил или в этом нет ничего необычного?

Нет, это не имеет никакого значения. На самом деле, я никогда не чувствовала, что быть женщиной в винной индустрии очень сложно.

Правда, возможно, это потому, что в Бургундии и бургундском вине уже есть великие женщины, такие как Вероник Друэн или Анн Клод Лефлей и другие. Они очень хорошо известны и уважаемы.

Справка Винотурс
  • Вероник Друэн, Véronique Drouhin-Boss. Главный винодел домейна Maison Joseph Drouhin
  • Анн Клод Лефлей, Anne-Claude Leflaive (17 января 1956 — 5 апреля 2015). Была виноделом легендарного домейна Domaine Leflaive в Пулиньи-Монтраше, пионер биодинамического подхода.

Об авторе

Meir Tchernetsky

Everybody knows

Просмотреть все сообщения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.